Лиса-повитуха

Лиса-повитуха

Жили-были кум с кумой — волк с лисой. Была у них кадочка медку. А лисица любит сладенькое; лежит кума с кумом в избушке да украдкою постукивает хвостиком.

- Кума, кума, — говорит волк, — кто-то стучит.

- А, знать, меня на повой зовут! — бормочет лиса. (Примечание: повой — прием новорожденного)

- Так поди сходи, — говорит волк. Вот кума из избы да прямехонько к меду, нализалась и вернулась назад.

- Что бог дал? — спрашивает волк.

- Початочек, — отвечает лисица. В другой раз опять лежит кума да постукивает хвостиком.

- Кума! Кто-то стучится, — говорит волк.

- На повой, знать, зовут!

- Так сходи.

Пошла лисица, да опять к меду, нализалась досыта; медку только на донышке осталось. Приходит к волку.

- Что бог дал? — спрашивает ее волк.

- Серёдышек.

В третий раз опять так же обманула лисица волка и долизала уж весь медок.

- Что бог дал? — спрашивает ее волк.

- Поскрёбышек.

Долго ли, коротко ли — прикинулась лисица хворою, просит кума медку принести. Пошел кум, а меду ни крошки.

- Кума, кума, — кричит волк, — ведь мед съеден.

- Как съеден? Кто же съел? Кому окроме тебя! — погоняет лисица. Волк и кстится и божится. (Примечание: кстится — креститься, осенять себя крестом)

- Ну, хорошо! — говорит лисица. — Давай ляжем на солнышке, у кого вытопится мед, тот и виноват.

Пошли, легли. Лисице не спится, а серый волк храпит во всю пасть. Глядь-поглядь, у кумы-то и показался медок; она ну-тко скорее перемазывать его на волка.

- Кум, кум, — толкает волка, — это что? Вот кто съел!

И волк, нечего делать, повинился.